г. Санкт-Петербург, Петергофское шоссе, 45

г. Санкт-Петербург, Проспект Ветеранов, 114/1

г. Смоленск, ул. 25 Сентября, 30В/1

Закорытная Алина
Сергеевна

Закорытная Алина Сергеевна миниатюра с хорьком

Ветеринарный врач родентолог, специалист по экзотическим животным, ветеринарный врач ультразвуковой диагностики.
Сферы интереса: абдоминальная хирургия, рентгенология, орнитология.

Закорытная Алина Сергеевна с кроликом

Почему выбрали эту профессию и эту специализацию?

Моя мама привила мне любовь к животным с пелёнок. Я училась ходить, держась за ошейник нашей собаки Роны. Все учили слова по детским книжкам, а у меня была красочная энциклопедия пород собак — я маме рассказывала, какая порода на картинке. Постоянно возилась с цыплятами, котятами, лягушками, собирала улиток в банки и держала их как домашних питомцев. В детском саду, на выпускной линейке, я сказала, что буду ветеринаром. Потом я от этой идеи отказалась, но интерес к животным оставался.
Поступать на Ветеринарный факультет не планировала вообще. Я горела журналистикой и мечтала заниматься только ей. Когда училась на втором курсе ДонНУ, попала в приют для животных ПИФ, там работала моя мама. Тогда случилось озарение. Я поняла, что очень сильно ошиблась в выборе. Приют стал стартовой точкой моей ветеринарной практики.
К середине третьего курса, я забрала документы с факультета журналистики. Родители были шокированы, но увидели, что я настроена серьёзно и смирились с моим решением. Сейчас они очень гордятся тем, что я ветеринарный врач.
Я пошла работать в приют для собак работником по уходу за животными, начала подготовку к экзаменам и летом поступила на Ветеринарный. С первого курса, я на выходных помогала в операционной и на обхода в ПИФе. На втором — уже ассистировала врачам. На третьем — начала под присмотром коллег оперировать.
В родентологию пришла потому, что в юности очень полюбила крыс, как домашних питомцев. Когда мои первые крысы заболели, я осознала, что в моем городе нет нужных специалистов. Лечила сама по информации из открытых источников и поняла, что ветеринарный врач общего профиля просто не способен правильно осмотреть грызуна и назначить нужные препараты в правильных дозах. Они слишком отличаются от кошек и собак.
По той же причине появился интерес и к экзотическим животными. По той же причине в моем кругу пациентов появились птицы. С ними сложнее всего, информации в русскоязычных источниках практически нет. Да и орнитологов в Смоленске нет, а помочь хочется. Потому пришлось изучать и их.
Ассистенты говорят, что на моих приемах никогда не бывает скучно. Я люблю этот драйв. И не представляю жизни без любимой профессии.

Почему ВетЦентр Доктора Базылевского?

В прошлой клинике график был очень напряжённым. В какой-то момент, я поняла что больше не получаю удовольствия от своей работы. Я осознала, что я топчусь на месте, не развиваюсь, не было сил даже встать с постели утром.
Главное в моей профессии — любовь. Без неё врач не развивается, пациенты не выздоравливают, а жизнь не имеет цели.

Самый запоминающийся клинический случай из практики

Сложно выбрать что-то одно. Работа подкидывает сюрпризы каждый месяц. Из последних — это кролик Джонни.
Она попала ко мне на приём в состоянии коматоза. Не реагировала на раздражители и не могла шевелиться. Пока владельцев не было дома — она выломала дверцу клетки и обгрызла обои со стены. Из-за этого отравилась, её желудок и кишечник полностью остановили свою работу, а передние и задние лапы отказали.
Когда она попала на приём, я была практически уверена, что помочь ей не получится. Вытащить кролика из такого состояния практически невозможно.
Однако Джонни боролась за жизнь и её замечательная хозяйка выполняла все рекомендации. Нам даже пришлось пойти на операцию — ведь у малышки случился заворот кишечника после побега. Я была почти уверена, что она не проснётся, но Джонни прекрасно все перенесла и на следующий день уже сама поела. Полное восстановление Джонни после отравления и заворота заняло две недели. Она ежедневно лежала на капельницах, кушала кашку из шприца и медленно восстанавливалась. Сейчас она полностью здорова и радует своих владельцев. На дверцу её клетки повесили замок.
После случая с Джонни, я берусь даже за самых безнадёжных зверей. Появилась уверенность, что шанс есть всегда. И когда я вижу на приёме грызуна или кролика в тяжелом состоянии, я берусь помочь, даже если всё совсем плохо.

Кролик Джонни

Совет владельцам животных

Не говорите: «Я никогда больше не заведу животных». Потеря — это всегда больно, но жизнь без питомца ещё хуже. Вспомните в тяжёлые времена, как хорошо вам было с любимой собакой, кошкой, шиншиллой или крысой… Сколько радости вы испытывали, когда они росли, дурачились, встречали вас дома после тяжёлого дня?
Когда вы говорите, что больше не хотите испытывать эту боль, я не понимаю вас. С тем же успехом можно отказаться выходить из дома, общаться с друзьями или создавать семью.